Разделы портала

Годжаев Салех

Видный изобретатель, замечательная личность и один из ярких умов минувшего века Салех Балай оглу Годжаев родился 12 сентября 1899 года в таком живописном уголке Азербайджана, как село Илису Гахского района.

Человек, стоявший выше наград

Уже больше недели, как я с головой ушел в горы записей, кипы пожелтевших фотографий, архивных материалов, воспоминаний, книг, чувствуя себя как лодочник в бескрайнем океане - сколько ни плывет, а берега все не видно.

Магнитом притягивает мое внимание надпись "совершенно секретно" на уголке пожелтевших листов. Я весь во власти восхищения необьятным, не вмещающимся в обычный человеческий век трудом, несгибаемой волей, неустанными поисками и находками Салеха Годжаева, этого ярчайшего таланта, достойного сына своего народа. Молнией пронзает мой мозг мысль о том, что у великих и беды велики, и я в очередной раз задаюсь вопросом, почему мы не видим своих великих. Во мне вздымается волна раздражения писателями лирическими, склонными к похождениям и авантюрам, к удобным и простеньким чувственным темам - в том числе и недовольство самим собой. Почему мы не способны оглядываться на прошлое? Почему так забывчивы в отношении к своим незаурядным соотечественникам?

О том, что Салех Годжаев работал на ответственных постах, знают все. Многие представляют его как аппаратчика, государственного чиновника, партийного функционера. Им невдомек, что в действительности Салех муаллим был человеком творческим, обладателем врожденного таланта чувствительного сердца, исполненного горячей любви к Родине. Никто не мог бы заставить его изменить своим принципам, свернуть с избранного пути.

Салех муаллим был прекрасным ученым и уникальной личностью, стоявшей неизмеримо выше любых наград и премий. Человек титанического труда, замечательный изобретатель, он не любил распространяться о себе.

С болью говорит о нем его племянник Назирмахмуд Годжаев, который с самого начала изменил направление и характер этих заметок: "Зульфугар муаллим, приукрашивания недостойны памяти Салеха муаллима. Тут требуется исключительно голая истина. Видите ли, изобретения Салеха Балай оглу еще с 30-х годов приносят в бюджет СССР, а теперь независимого Азербайджана миллионы долларов, но многие об этом не знают. Понимаете ли вы, сколь важную, прекрасную миссию взяла на себя ваша газета и ее рубрика "Наша память"?"

Он не любил идти на уступки

- Наши встречи начались в 1946 году, после моего поступления в Азербайджанский индустриальный институт, - рассказывает Назирмахмуд муаллим. - В то время дядя был ректором этого института. Я жил в общежитии и часто бывал у них в квартире на проспекте Ленина (ныне Азадлыг). Его супруга тетя Ханым была чрезвычайно великодушной, любезной и гостеприимной женщиной. Единственная дочь дяди Шаргия ханум, ныне кандидат медицинских наук, относилась к родителям с большой теплотой и нежностью.

Наши беседы с дядей бывали краткими. После расспросов о занятиях, о житье-бытье в деревне он уходил в свой кабинет и долгими часами работал. Всеми своими заботами и проблемами я делился с тетей.

На зимней сессии первого курса у меня осталась задолженность по высшей математике, так что передо мной открывалась перспектива лишиться стипендии. Я рассказывал об этом тете Ханым, когда дядя вошел в комнату и, окинув меня понимающим взглядом, осведомился: "Ну, как дела?" Тетя Ханым усмехнулась: "Шейдаев поставил Назиру плохую оценку". И тогда дядя, изменившись в лице, сказал, глядя мне прямо в глаза: "Запомни: никогда не обращайся ко мне в связи с экзаменами. Будь добр готовиться как следует и дока- жи всем, что ты не слабак. Всегда высоко неси честь и достоинство своей семьи!" Его слова ударили меня как дубинка, и после того разговора вплоть до окончания учебы ни одного прокола у меня больше не было, институт я окончил с хорошими оценками.

Еще один случай никогда не изгладится из моей памяти. Однажды я торопился на кафедру сдать чертежи Рзе Талыбзаде. Была вторая смена, и мне не могло прийти в голову, что Салех Годжаев будет в институте. Я столкнулся с ними у двврей кафедры. Увидев, что я забыл снять шапку, он самым серьезным тоном спросил: "Годжаев, почему нарушаешь дисцип- лину? Зайдешь к декану и скажешь, чтобы за нарушение записал тебе выговор". Я вошел в кабинет и в подробностях пересказал декану наш разговор. Он рассмеялся и сказал: "Ничего, запишу тебе выговор, а если будешь хорошо вести себя, сниму".

- Назирмахмуд муаллим, известный писатель Манаф Сулейманов рассказывает, что Салех Годжаев был чрезвычайно серьезным человеком, не любившим шуток и неуместных слов, не устававшим творить добро. Тысячи его студентов, которым он помог устроиться в жизни, трудятся ныне в разных странах, добрым словом поминая своего наставника.

- И в моей жизни Салех муаллим сыграл большую роль - в получении квартиры, трудоустройстве, да и во всех моих успехах. Этот незаурядный человек имел свои твердые принципы, руководствуясь которыми он неуклонно продвигался к поставленной цели. По утрам он поднимался раньше всех и, как правило, 30-40 минут занимался утренней гимнастикой, затем принимал холодный душ. Не допускал лишнего веса, ежедневно брился, одевался аккуратно и только в чистое, не пил и не курил. Он был человеком высокого роста, с решительной походкой и пронзительным взглядом. Никогда не обращался к врачам - не помню, чтобы он болел. Говорил очень ясно, кратко, тихо. Никогда не пускался в лишние разговоры, не шутил и громко не смеялся.

Серго Орджоникидзе одобрил

- Согласно сообщениям газет того времени, в бытность секретарем Загатальского краевого комитета партии Салех Годжаев встречался с Серго Орджоникидзе, улаживал вместе с ним многие вопросы.

- В 20-е годы положение в Загатале было тяжелейшее - голод, нищета, безработица. Дядя рассказывал, что их обыкновенно приглашали не только на заседания ЦК КП (б) Аэерб. ССР, но и Закфедерации. На одном из заседаний после отчета исполнительного секретаря Закфедерации Серго Орджоникидзе Салех муаллим сказал, что в Загатале и соседних районах производится немалое количество орехов и табака, люди с большим трудом вручную очищают орехи, просушивают табак и вывозят их на продажу в другие города, и было бы целесообразно построить в Загатале орехоочистительный завод и табачную фабрику, где можно будет организовать механизированную обработку принимаемых от населения орехов и табака, что позволит открыть рабочие места.

Серго Орджоникидзе одобрил предложение и вскоре направил в Загаталу специалистов, которые составили проекты не только орехоочистительного завода и табачной фабрики, но и металлического моста через р.Талу. В короткие сроки удалось завершить строительство всех трех объектов. Кроме того, на равнине Талы был заложен парк отдыха, реконструирована центральная площадь города Загаталы. Было открыто множество рабочих мест. Вскоре началось серийное производство очищенного ореха, ореховой халвы, сигарет "Наргиз". Для того времени это было большим достижением.

- Уже в 30-е годы Салех Годжаев стал автором ряда известных изобретений. Говорил ли он об этом с вами? - Дядя не любил распространяться о своей работе. Хотя однажды, находясь в хорошем расположении духа, стал подробно расспрашивать меня о принципе работы автомобильного двигателя и пояснил; что готовит предложение, которое поможет на 50 процентов сэкономить расход горючего и снизить загрязнение воздуха. В ответ я заговорил о большой прибыли, которую получит государство в случае успешного разрешения этого проекта, но он прервал меня: "Главное - здоровье человека. Случалось ли тебе смотреть летом на город с Нагорного парка? Весь он окутан дымом и напоминает старца, который, лежа навзничь, тяжело дышит". Затем дядя прошел в другую комнату и почти тут же вернулся с толстым журналом, полистал его и показал статью о своем изобретении - регулировании бурового инструмента, снабженную иллюстрациями: "Назир, посмотрика, ради бога. Авторское свидетельство на этот станок - у меня, но применяется он в США. Сколько раз я писал Косыгину, что это изобретение принадлежит СССР, а точнее - мне, почему не требуете у американцев патент? Слышал, что после указания Косыгина между СССР и США началась переписка, и спор был улажен".

"Товарищ Багиров, я не могу работать в области, которую не знаю"

- Накануне войны освобождение Салеха Годжаева от должности заместителя председателя Совета министров имеет необычную предысторию...

- Да, об этом знают многие. Дядя рассказывал, что как-то в апреле 1941 года поздней ночью к нему позвонили. Подняв трубку, он узнал помощника М.Багирова, который просил срочно приехать в Центральный Комитет - к "первому". Дядя спросил, как он найдет транспорт в такой поздний час, но в трубке сказали, что машина ждет его у подьезда. Дядя оделся, спустился вниз и поехал в ЦК. Несмотря на позднее время, Мирджафар Багиров и Теймур Кулиев в ожидании его расхаживали по кабинету. После приветствий без всякого вступления Багиров объявил дяде, что он назначен министром внутренних дел и вызван для извещения об этом. Дядя в ответ стал объяснять, что он работник технической сферы, не юрист и поэтому работать министром внутренних дел не может. "Заместители у тебя будут юристы, можешь выбрать по своему усмотрению. Ты будешь осуществлять только общее руководство".

- "Товарищ Багиров, я не могу работать под диктовку заместителей, лучше бы вы подобрали другого кандидата". - "Товарищ Годжаев, я уже доложил Иосифу Виссарионовичу Сталину и получил его согласие".

Однако дядя настаивал на своем: "Товарищ Багиров, я не могу работать в области, которую не знаю. Ведь я могу подвести и вас, и партию". Тогда Багиров с раздражением бросил: "Хорошо, можете идти".

Глубокой ночью дядя пошел домой пешком. Утром, не дождавшись служебного автомобиля, позвонил в Совет министров, и ему ответили, что он освобожден от должности. В газете "Коммунист", где тогда публикова- лась ежедневная хроника, прошло сообщение: "Годжаев Салех Балай оглу освобожден' от должности замес- тителя председателя Совета министров". Причина указана не была. Мы в деревне не на шутку перепугались, поскольку могло произойти все что угодно. Дядя Ахмед срочно поехал в Баку, но уже вскоре вернулся и успокоил нас, сказав, что ничего страшного не произошло.

Когда прошло около полутора месяцев после того раэговора, Мирджафар Багиров вновь вызвал дядю и начал с вопроса: "Годжаев, помнится, ты говорил, что являешься работником технической сферы, не так ли?" "Да, товарищ Багиров", - ответил дядя. "Вот в Нефтяном институте освободилась должность ректора - сможешь работать?" "Конечно", - сказал дядя. И проработал ректором института почти 20 лет вплоть до 1960 года.

Киров положил трубку

Все близко знавшие Салеха Годжаева в один голос характеризуют его как человека кристальной честности, твердого в убеждениях, приверженного к справедливости, непоколебимого и чистосердечного. Достаточно сказать, что крупные суммы денег; получаемые в качестве гонорара, он до последней копейки перечислял в фонд помощи фронту.

Манаф Сулейманов в своих воспоминаниях писал: - "Ректор Нефтяного института Салех Годжаев был человеком столь же простым, сколь и жестким. Он отклонил даже предложение Мирджафара Багирова, из-за чего некоторое время оставался без работы. Людей, уволенных с должности Годжаевым, никто не восстанавливал - все знали, что он зря такого не сделает.

Не случайно руководство институтом, готовившим дпя основных нефтяных отраслей дипломированных специалистов, в тяжелейшие периоды войны было возложено на Годжаева - человека кристальной честности. Премию в 200 тыс. рублей, полученную за технические разработки, он перечислил в фонд помощи фронту. За другое изобретение он был удостоен орде- на. В технической лаборатории Годжаева составлялись проекты нефтебурового оборудования, испытывались и совершенствовались приборы и оборудование для скважин. Хотя всю жизнь он работал на высоких должностях, это не мешало ему неустанно заниматься изобретательством.

Приказом № 1130 народного комиссара тяжелой промышленности СССР Л.Кагановича от 11 октября 1938 г. с грифом "совершенно секретно" предписывалось срочно создать условия для испытания ставшего в то время событием изобретения Салеха Годжаева и ежедневно сообщать о ходе работы. Новое изобретение известного изобретателя Салеха Балай оглу Годжаева было включено в общесоюзный опрос-каталог "Машиноэкспорт".

В годы второй мировой войны Салех Годжаев немало сделал и в области создания современных видов оружия. Так, им были созданы такие мощные виды оружия, как автомат-пулемет и автомат-миномет, создающие путем метания сотен мин в минуту обширное поле огня и крайне эффективные в уничтожении живой силы врага. Оба эти вида оружия успешно прошли йспытания при участии военных специалистов, и Годжаев получил на них авторские свидетельства. Материалы этих изобретений хранятся с грифом "совершенно секретно" в Москве.

Салех муаллим был вежлив со своими работниками, всячески помогал им, но в то же время терпеть не мог льстецов. Превыше всего ставил порядок и дисциплину. Из уст в уста ходил рассказ об одном любопытном случае: премьер-министр И. под каким-то предлогом объявил Годжаеву выговор. Он же, председательствуя в очередной раз в Верховном Совете, вызвал премьер-министра и, продержав его четыре часа в приемной, принял в течение 5 минут, дав указание отменить незаконный выговор.

- Салех муаллим очень уважал меня, - продолжает Манаф Сулейманов. - Как-то неожиданно для меня он велел подготовить приказ о моем временном назначении деканом геологоразведочного факультета.

.. Я обращал большое внимание на дисциплину. Студенты не пропускали занятий без причины. Однако некий А.А., пользуясь тем, что его дядя восходил по служебной лестнице, забывал о своем студенческом звании, часто пропускал занятия и получал на экзаменах плохие оценки. Я два-три раза предупредил его и в конце концов прогнал А.А. Вскоре я почувствовал, что товарищи по работе сторонятся меня. Оказалось, Салеху муаллиму сверху дали указание прогнать Манафа Сулейманова, но он в ответ спросил: "Тебе на такой должности больше делать нечего, как только выгонять с работы временно заменяющего декана?" - и положил трубку. Звонивший в сильном гневе сел в машину и приехал в институт, но Салех муаллим непоколебимо стоял на своем.

Рассказывают еще об одноы случае, свидетельствующем о принципиальности Салеха муаллима: в 20-е годы, когда Киров работал в Азербайджане первым секретарем, однажды во время телефонного разговора кто-то еще оказался на линии и завязался спор, кому положить трубку. В конце концов Салех Годжаев настоял на своем, и трубку положил Киров.

Жизнь как море

Я старался узнать мнение многих людей о Салехе Годжаеве, и мне понравился заголовок одной статьи о нем: "Жизнь высокой пробы". Действительно, жизнь Салеха Балай оглу Годжаева, ставшего героем рассказа "Мозоль", написанного Мехти Гусейном еще в 1959 году, видевшего цель жизни в служении своему народу, является образцом для нынешней молодежи, для каждого, любящего свой народ и думающего о его судьбе.

"Мой отец прожил жизнь, подобную жизни моря с его просторами и волнениями. Повсюду нес людям чистоту, свет, любовь, а главное - надежду". Эти слова Шаргии ханум, согласитесь, полны глубокого смысла.

Фото месяца

774555222