Разделы портала

В Баку состоялась премьера спектакля «Покер, деньги и любовь»

Не хочется начинать с сентенций и цитат, но уж очень хочется объяснить, почему спектакль на избитую тему имеет успех у публики. И как этому удается вписываться в лучшие представления о том, каким образом может и должен театр легко, доходчиво, не огорчая зрителей, говорить на глобальные темы и еще вносить свою лепту в «дело борьбы за человека»… Так вот по части сентенций. Великий Гете, говоря устами Мефистофеля из своего «Фауста», что «В угожденье богу злата край на край встает войной», потому что бал на земле правит один единственный кумир - телец златой, в принципе имел в виду гибель не только физическую – не в меньшей степени его огорчает нравственная, духовная гибель человечества. Говорил поэт, естественно, для своих современников, на темы, по вселенски важные, но, как оказалось, они важны и для нас, потомков. Однако же, в шутку и всерьез распевая ставшую расхожей правду, что «Люди гибнут за металл», очень мало кто примеряет этот уничижительный «вердикт» на себя. Более того, на все лады в произведениях искусства, особенно в кино, тиражируются способы и методы погони за металлом, смакуются подробности жестоких последствий, по пятам преследующих их участников. Театр тоже не может, да и не хочет оставаться в стороне от такой «злободневной», – увы – интересующей публику темы, хотя сотни лет исследует ее в рамках тех возможностей, какими обладает. Естественно, варьируя в зависимости от этих возможностей, от того, кто придумывает сюжет, кто ставит действие, и кто все это играет. В данном случае, противопоставив жестокости комедийный ракурс, хотя не менее жестко, в общем-то, оскорбительно проезжается по имеющимся в виду прототипам, показывая самую низкую степень нравственного падения главных отрицательных героев. И хоть, кстати, противопоставляют им отнюдь не праведников – просто тех, какие, по мнению драматурга и режиссера, могли разрулить взятую на сей раз для «исследования» ситуацию. В том ключе, в котором это может сделать данный театр, обладающий своими ресурсами и собственным художническим опытом. Что же получилось? Прежде всего, хочется порадоваться тому, что режиссер Борис Лукинский верен классике даже тогда, когда ставит пьесу современного автора. Это первое стойкое впечатление, с которым публика покидает зрительный зал Русского драматического театра имени Самеда Вургуна, просмотрев премьеру спектакля «Покер, деньги и любовь», и воспринимается оно как высшая похвала всем, кто создал новый спектакль. Впрочем, публика не только покидает, но и, не ожидая случая хихикнуть в ответ на показавшиеся смешными реплику или телодвижения, смотрит на сцену два акта подряд в благоговейной тишине. То есть, там есть не только на что посмотреть, но – главное – что послушать – произносимый актерами текст достоин того, чтобы вникнуть в суть разыгрываемой интриги и - что очень важно – в связи с этим оценить игру исполняющих роли актеров. Так, как всегда было в театре. Что ценится в театре. Даже при условии, что ставится и показывается нечто лёгкое, не обременяющее и развлекающее. Выбирая для постановки материал, который интересно смотреть зрителям и в котором интересно «работать» актерам, Лукинский и художественное руководство РДТ неспроста выбрали "Покер, деньги и любовь" - пьесу талантливого сотрудника одного из российских театров Татьяны Морозовой – Коротковой. Отредактированное автором вместе с коллегами- профессионалами, знающими толк в предпочтениях современной публики и озабоченными творческими амбициями лицедеев, которым полноценная нагрузка и успех нужны как воздух, эта пьеса, думается, пришла на бакинскую сцену всерьез и надолго. Тем более в художественном оформлении и в костюмах, эскизы которых исполнил специально приглашенный из России Никита Сазонов. Что же может служить гарантом такой уверенности? Многое… Детективная история, в общем-то, с неизбитым, достаточно оригинальным сюжетом, яркие образы персонажей, позволяющие раскрыться каждому актеру, а также режиссерские приемы мастера, знающего, чем попотчевать зрителей, конечно же, рассчитывающих на возможность от души расслабиться и посмеяться там, где это действительно смешно, здесь представлена и талантливо, и профессионально. Как говорится, по большому счету. Авторы пьесы выделили идею «искусство ловли удачи», и это здорово уже потому, что до такого прочтения спектакля зритель подбирается постепенно, а значит – размышляет. Имеется в виду, что и, уйдя из зала, представляет и вспоминает отдельные сцены, реплики, игру особенно понравившихся актеров, тем более что в данном случае яркие роли получили совсем молодые воспитанники театра Милана Мардаханова, Мурад Мамедов, Тимур Рагимов и другие. Совсем не удивительно, что львиную долю успеха обеспечило спектаклю участие любимицы бакинцев народной артистки Азербайджана Людмилы Духовной, чье женское обаяние подчас ставит ее в центр зрительского внимания независимо от сюжета. Но если часто мы говорим о том, что для Духовной каждая роль – возможность сотворить актерский шедевр, вокруг которого выстраивается действие, то нынешний спектакль к этому утверждению имеет наиболее непосредственное отношение. Играя опытную картежницу былых времен, из тех, что чтит «кодекс профессиональной чести», Людмила Духовная вроде бы становится персонажем, обеспечивающим главную цель спектакля, где, по правилам классицизма, порок должен быть наказан (разоблачен), а добродетель торжествовать (хотя бы защищена от ловкачей и проходимцев). Но у Духовной здесь еще и иная миссия: по задумке режиссера, ее героиня весьма оригинально делит действие на так называемые сценические «явления», чтобы круто менять ситуацию, вызывающую взрыв более чем уместных эмоций, «перебивками», рефреном возвращающими действие в заданное русло, которое постепенно заведет ловкача в тупик. «Игра!», с пафосом, как-то по-особому произносит театральная Серафима Павловна, и все возвращается на круги своя, как в той спирали, которая продвигает героя чуточку вверх… к разоблачению. Есть такая поговорка: «Вор у вора дубинку украл». Это когда каждый из нечистоплотной компании думает, что объегорил другого, а в результате манипуляций в ловушку попадает сам. Здесь что-то вроде этого. Только интрига раскрывается постепенно, долго не позволяя понять, кто есть кто, и чем дело кончится. Главное – как это сделано, и в какой мере удается вовлечь зрителей в условности театра. Кое-кто считает, что отрицательных героев играть легче – сомнительное утверждение, если не равнодушным глазом смотреть на то, как актрисе Лале Рустамовой приходится изворачиваться в спектакле, где ее героиня – человек, способный ради денег на самые унизительные поступки. Такое сыграть может лишь очень смелый, увлеченный и профессиональный актер. Сложная, а потому принесшая удовлетворения роль, досталась на сей раз молодому актеру Мураду Мамедову, и реакция зала – убедительное подтверждение того, что, сыграв ее ярко, он и сам получил удовольствие. Можно огорчаться по поводу того, что авторы некоторых отзывов на спектакль оставили без внимания все эти безусловные достоинства спектакля, и на сей раз предъявившего профессиональное, поучительное и интригующее представление. Многие явно упускают из вида то главное в этих условиях обстоятельство, что театральное действо – искусство сугубо условное. Перед тобой кусок раскрашенного холста, а ты, сидя в зале, убежден, что это уголок леса. Перед тобой загримированная красавица, а ты воспринимаешь ее сморщенной беззубой старухой. В театре надо уметь обманываться и верить. И ценить лучшее из того, что дарят нам талантливые лицедеи с обостренным чувством веры в искусство, в зрителей, которые ценят их самоотверженность в желании достучаться до нашего ума и сердца.

 

Фото месяца

774555222