Разделы портала

Самед Вургун

220px-Samad Vurgun20С первых же своих шагов в поэзии С.Вургун заявил о себе как самобытный и талантливый поэт, идущий впереди целого поколения поэтов-своих современников.

Самед Вургун Юсиф-оглы Векилов родился в селении Верхнее Салахлы Казахского района, 21 марта 1906 года. В 1918 году после окончания сельской "русско-татарской школы", он вместе с семьёй переехал в город Казах. Там он окончил педагогический техникум (1924), преподавал литературу в сельских школах, в Гяндже и Кубе. Затем в течение 2-х лет учился в Московском университете, продолжил учебу в Азербайджанском педагогическом институте, здесь же поступил в аспирантуру. Первые его стихи увидели свет в 1926 году, затем появляются сборники стихов "Клятва поэта" (1930), "Фонарь" (1932), "Книга сердца" (1933), "Стихи" (1935). 30-е годы были временем формирования С.Вургуна как поэта, который наряду с лирическими стихами пробует свое перо в различных жанрах литературы, учась мастерству у народной поэзии, у М.П.Вагифа, проявляя интерес к мировой классике, национальной истории, самой действительности, вдохновляющей его на создание новых и новых произведений. Он переводит роман А.С. Пушкина "Евгений Онегин" на азербайджанский язык (1936), участвует в работе I съезда советских писателей (1934), занимается большой литературно-общественной деятельностью. В эти же 30-е годы начинается его увлечение драматургией, и он одну за другой создает пьесы "Вагиф" (1937), "Ханлар" (1939), "Фархад и Ширин"(1941), "Человек" (1945). В годы войны (1941-1945) С.Вургун создает стихи, посвященные подвигу азербайджанцев в борьбе с фашизмом. В стихотворениях "Медсестра", "Партизан Бабаш", "Знаменосец", "Рассказ старого бойца", "Смелый сокол", "Безымянный герой" и других рассказывается о самоотверженной борьбе с немецкими оккупантами, о героизме азербайджанских бойцов, об их вкладе в освобождение народов от ига фашизма. Послевоенное творчество поэта представлено такими стихотворениями, как "Негр говорит", "Европейские воспоминания", навеянные поездками по странам Европы. 50-е годы оказались для С.Вургуна годами, насыщенными большой работой, общественной деятельностью, поездками по стране и за ее пределы, участием в международных форумах и в литературной жизни Советского Союза и республики, во всех важнейших мероприятиях и событиях культурной и общественной жизни.

В своем поэтическом творчестве С.Вургун проявил себя прежде всего как тонкий и проникновенный лирик-черта, которая проявилась также в его драматургии и поэмах. И этот лиризм находит воплощение в его поэзии как бы в сплаве с гражданственным и патриотическим чувством, в органической связи с ощущениями и переживаниями человека, которому до всего есть дело, заинтересованного в судьбах тех, о ком пишет, любящего жизнь, людей, свой край, свой народ, свою родину, ее прошлое и настоящее. И эти ощущения и настроения поэта не оставляют равнодушным, они передаются читателям.

Я ходил по горам, я глядел меж лугов
В журавлиные очи родных родников;
Издалека выслушивал шум тростников
И ночного Аракса медлительный ход...

Здесь я дружбу узнал, и любовь, и почет.
Можно ль душу из сердца украсть?-Никогда!
Ты-дыханье мое, ты-мой хлеб и вода!
Предо мной распахнулись твои города.

Весь я твой. Навсегда в сыновья тебе дан.
Азербайджан, Азербайджан! ...

О страна моя, родина музыки-ты!
Твои песни как летом плоды налиты!
Ты-серебряная колыбель красоты!
Сгустки музыки-тысяча наших сердец,

В каждом малом селе есть любимый певец.
Не умрет Насими, не умрет Физули-
Дорогие поэты старинной земли
Как туманные звезды мерцают вдали...

Но родятся здесь много таких, как они,
Это-близкие, это-земные огни!

(Стихотворение "Азербайджан", 1935)

Для поэзии С.Вургуна показательно отсутствие четких границ между лиризмом и публицистичностью. В своих лучших стихах, выражавших его гражданскую позицию, он выступает одновременно и как лирик, и как публицист, ибо для него, его лирического "я" чужды равнодушие и рационализм. В этом смысле показательны стихотворения "Европейские воспоминания", "Сожженные книги"и другие. В сюжетных поэмах, к которым он обращался на протяжении всего творчества, гражданская, гуманистическая мысль составляет их лейтмотив независимо от их тематики и содержания. Одно перечисление названий поэм, написанных в 30-е годы, свидетельствует о плодотворной работе, проделанной поэтом в жанре лиро-эпической поэмы: "Событие" (1932-33), "Мурадхан" (1933), "Хумар" (1933), "Локбатан" (1933), "Сельское утро" (1933), "Место смерти" (1934), "Горькие воспоминания"(1935), "26" (1935), "Виселица" (1935), "Погибшая любовь" (1935), "Бунт" (1936), "Басти" (1936) и др. Все эти поэмы в своей совокупности представляют своего рода величественную эпопею об Азербайджане, его народе, истории и современности. Они как бы образуют громадную эпическую фреску, в которой воплощен синтез личного и общественного, темы народа и истории, прошлого и настоящего, человека и окружающего его мира, поэта и его времени. Они повествуют об историческом прошлом народа и современности, которая подразумевала связь с этим прошлым. Отсюда и повествовательный динамизм и показ диалектики движения и обновления, что и определяло общую для всех поэм авторскую концепцию. Это можно было увидеть и в драматургии С.Вургуна, в частности в его пьесе "Вагиф". Пьеса была посвящена визирю Карабахского ханства М.П.Вагифу, стихи которого так восхищали молодого С.Вургуна. Трагична история Вагифа-видного государственного деятеля, пытавшегося избавить свой народ от войн и нашествий, которым подвергался Карабах со стороны Ирана и России. Одновременно поэту-визирю приходилось защищать себя, свою честь и достоинство от придворных интриг, которые привели к гибели его самого и его сына. В 1937 году, когда появилась эта пьеса, противостояние "поэта" "правителю" было не менее опасно для жизни, чем во времена Вагифа, и это уже испытывали на себе некоторые из собратьев по перу С.Вургуна.

Драма "Вагиф" представила поэта, который не склонил головы ни перед ханом-правителем Карабаха, ни перед шахом Ирана- Каджаром. Это был смелый вызов, граничащий с героизмом. И зритель понимал, что Вагифу придают силу и стойкость его связь с народом, интересы которого он отстаивал, что только тот достоин называться поэтом, кто гордо несет это имя, отказавшись от личных благ ценою собственного унижения и бесчестия. Драма "Вагиф" учила достоинству и чести, которые не должно бросать под ноги даже самому высокому правителю. Следующая пьеса "Ханлар" была посвящена революционному прошлому бакинского пролетариата, одному из его вожаков-Ханлару Сафаралиеву, историческим деятелям (Сталину и др.). Она представляла события революционного прошлого, интернациональную солидарность рабочих в борьбе за свои права. "Фархад и Ширин"-это своего рода "назире" (подражание) Низами Гянджеви, но осуществленное с учетом запросов нового времени и с позиции патриота и гражданина. Не Хосров (шах из иранской династии Сасанидов, как это было дано в "Хосрове и Ширин" Низами), а Фархад (каменотес и воин-азербайджанец) становится героем произведения, в основе которого противопоставление благородства и героизма человека из народа, каким согласно преданию был Фархад, лицемерию и коварству Хосрова-представителя шахской династии. Следует отметить, что в интерпретации исторической темы С.Вургун был свободен и легко подчинял образы и события основной идее, которую хотел выразить в произведении. Любовь к человеку, высокое гуманистическое чувство и составляли эту идею-идею всего его творчества. В этом смысле не исключением являлась и поэма "Айгюн", которая по своему жанровому признаку близка к роману ("роману в стихах"). Хотя содержание поэмы-семейные взаимоотношения молодых супругов-Айгюн и Амирхана, то есть, говоря проще, "бытовая тема", масштабно никак не сравнима ни с героической эпопеей, ни с исторической драмой, однако С.Вургун делает эту тему не менее драматичной и интересной. Рассказывая о перипетиях взаимоотношений супругов, о причинах, которые способствуют семейному разладу, автор, отталкиваясь от бытовых и житейских мотивов, усиливает идейное звучание своей поэмы, когда всем ходом развития сюжета как бы трансформирует бытовую и семейную тему в мощный гимн творчеству и труду, спасающим в конце концов его героев от отчуждения и одиночества. Именно труд и вдохновенное творчество, по мысли автора, наполняет жизнь его героев-и Амирхана, и Айгюн особым смыслом, целеустремленностью и интересом.

Самед Вургун дал образец эпической поэзии (поэма "Айгюн"), вызвавшей интерес к этому жанру у ряда других поэтов. В 50-70-е годы появилось несколько десятков поэм, повествующих о современнике, занятом послевоенным созидательным трудом. Одно перечисление их может занять несколько страниц. Приведем лишь некоторые из них: роман в стихах З.Халила "Звезды"(1958), поэмы И.Сафарли "Остров бурь" (1957), Н.Хазри "Сумгаитские страницы" (1962), Габиля "Насими" (1974) и др. В центре их-человек труда, отдающий все свои знания и силы во имя процветания общества. С именем С.Вургуна связано и наиболее крупное достижение в области лирики, усиление в ней гражданственных мотивов, ее социально-философского звучания ("Я не спешу", "Телогрейка", "Поэт, как рано постарел ты...", "Вспомните обо мне" и другие (1956). В переводе К.Симонова эти стихи, созданные незадолго до смерти поэта, сделались популярными у широкого читателя, стали событием для всей советской поэзии. Они представили лирического героя-нашего современника, живущего заботами и радостями века, мудрого и простого, знающего жизнь и пытающегося остановить ее быстрые мгновения ради ощущения полноты и величия того, что творит человек. Оптимизм и жизнеутверждающее начало пронизывают эти стихи, поднимающие извечные в поэзии мотивы жизни и смерти, добра и зла, бессмертия и бренности человеческого существования. "бытовая тема", масштабно никак не сравнима ни с героической эпопеей, ни с исторической драмой, однако С.Вургун делает эту тему не менее драматичной и интересной. Рассказывая о перипетиях взаимоотношений супругов, о причинах, которые способствуют семейному разладу, автор, отталкиваясь от бытовых и житейских мотивов, усиливает идейное звучание своей поэмы, когда всем ходом развития сюжета как бы трансформирует бытовую и семейную тему в мощный гимн творчеству и труду, спасающим в конце концов его героев от отчуждения и одиночества. Именно труд и вдохновенное творчество, по мысли автора, наполняет жизнь его героев-и Амирхана, и Айгюн особым смыслом, целеустремленностью и интересом. Самед Вургун дал образец эпической поэзии (поэма "Айгюн"), вызвавшей интерес к этому жанру у ряда других поэтов. В 50-70-е годы появилось несколько десятков поэм, повествующих о современнике, занятом послевоенным созидательным трудом. Одно перечисление их может занять несколько страниц. Приведем лишь некоторые из них: роман в стихах З.Халила "Звезды"(1958), поэмы И.Сафарли "Остров бурь" (1957), Н.Хазри "Сумгаитские страницы" (1962), Габиля "Насими" (1974) и др. В центре их-человек труда, отдающий все свои знания и силы во имя процветания общества. С именем С.Вургуна связано и наиболее крупное достижение в области лирики, усиление в ней гражданственных мотивов, ее социально-философского звучения ("Я не спешу", "Телогрейка", "Поэт, как рано постарел ты...", "Вспомните обо мне" и другие (1956). В переводе К.Симонова эти стихи, созданные незадолго до смерти поэта, сделались популярными у широкого читателя, стали событием для всей советской поэзии. Они представили лирического героя-нашего современника, живущего заботами и радостями века, мудрого и простого, знающего жизнь и пытающегося остановить ее быстрые мгновения ради ощущения полноты и величия того, что творит человек.

Оптимизм и жизнеутверждающее начало пронизывают эти стихи, поднимающие извечные в поэзии мотивы жизни и смерти, добра и зла, бессмертия и бренности человеческого существования. Они прозрачны и непосредственны по форме, по интонации и напоминают в этом Пушкина. Стали крылатыми фразы Вургуна: "Я не спешу, мне некогда спешить"; "Поэт, как рано постарел ты"; "Не говорю-забудем все на свете, согреемся немного, говорю"...

Любовь моя! Чтоб лет моих не выдать,
Не говори, что я устал и стар.
Я видел меньше, чем хотел бы видеть!
Встань, обойдем земной летящий шар!
И если парус дум моих летучих
Нас бросит в океаны и моря,
Не бойся! Я дорог не знаю лучших,
Чем те, где не встают на якоря.
Звезда ль меня лучами с неба тронет,
Иль сам звезду на небе погашу,
Пусть радость и печаль своих коней не гонят,
Мне некуда спешить,
Я не спешу.

(Перевод К. Симонова)

Творчество С. Вургуна весьма обширно, оно включает не только поэмы и лирику, но и поэтическую драматургию. Все это довольно широко известно в переводах. В его поздней лирике отразились ярче всего некоторые черты азербайджанской поэзии последних десятилетий. В развитии этих черт роль Вургуна чрезвычайно велика. Хотелось бы наметить, в чем она состоит. Дело в том, что национальная форма азербайджанской поэзии, если брать ее в целом, на протяжении веков сохраняла традиционные общевосточные особенности: она была ориентирована не столько на лирическое самовыражение, сколько на красоту и эмфатичность (приподнятость, повышенную экспрессию) самого высказывания. Каноны такого высказывания включали, как правило, особую строфику, взрывчатую метафоричность, гиперболизацию, афористичность, тематические повторения. Самед Вургун- поэт очень национальный, но, сохраняя национальное своеобразие, он много сделал для обновления и индивидуализации азербайджанского лирического стиха. Благодаря Вургуну, особенно его поздней лирике, в азербайджанской поэзии не в качестве чужеродного влияния, а самобытно и оригинально проявилось, так сказать, пушкинское начало, привилась общеевропейская строфика и рифмовка, была несколько ослаблена или трансформирована метафоричность и вообще всяческая чрезмерность. В стихах закрепилась большая конкретность и индивидуальность самовыражения поэта. Все это у разных авторов претворялось и претворяется в том или ином сочетании с национальной, с общевосточной традицией, которая достаточно сильна и прочна, чтобы азербайджанский стих остался именно азербайджанским стихом, но сочетание канонического и нового закрепилось в нем и прежде всего под воздействием Вургуна.

Фото месяца

774555222